Вопросы и ответы


ВОПРОС: Вы говорите, что Арджуна не был карми или гьяни, но был преданным, охваченным горем. Как он мог пребывать в горе, если Кришна разделяет со Своими чистыми преданными духовное счастье?

ОТВЕТ: Можно сказать, что все это была лила, или игра Господа. Кришна вложил горе в сердце Арджуны, потому что Он желал поведать «Бхагавад-гиту» Своему дорогому другу. Но не стоит думать, что, поскольку мы, в отличие от Арджуны, на самом деле находимся в плену иллюзии, горе Арджуны не имеет отношения к нашим горестям. Один из величайших уроков «Бхагавад-гиты» — это то, что влияние энергии Господа может ввести в заблуждение даже Его личного друга. Как же осторожны должны быть мы с вами! Знаменитый стих из «Катха-упанишад», который часто цитирует Шрила Прабхупада, гласит, что даже когда человек нашел истинного духовного учителя, даже после того как он ступил на путь, ведущий домой, обратно к Богу, он может в любой момент столкнуться с трудностями, причиной которых является его собственное невнимание. Человек должен все время находиться начеку.[1]

Из высказываний Шрилы Прабхупады я понял, что сомнения Арджуны были связаны с выбором между служением собственной благочестивой природе (свабхаве) и служением Кришне. С точки зрения пратьякши и ануманы его сострадание, мягкость, готовность пожертвовать своим престижем, положением и славой являются добродетелью. Но когда добродетель вступает в противоречие с еще большей добродетелью — Кришной, она перестает быть добродетелью. Поэтому Кришна спросил Арджуну: «Как могла эта скверна одолеть тебя?»[2]

ВОПРОС: Спасибо. Вы объяснили, почему убийство Арджуной своих родственников является этичным деянием и в обыденном, и в трансцендентном смысле. Но все же Шрила Прабхупада пишет: «Каждый желающий благоденствия для членов своей семьи и рода должен вести нравственную, благочестивую жизнь».[3] Мне трудно понять, как убийство родственников может считаться нравственным и благочестивым поступком. Если бы я убил своих родственников, это считалось бы вопиющим преступлением, заслуживающим самого сурового наказания. Почему же убийство Арджуной своих родственников — нравственный поступок? Как могло это убийство принести им благо? Неужели божественная культура допускает такое? А Кришна тоже расправляется со своим семейством?

ОТВЕТ: В каком-то смысле можно сказать, что Кришна убивает членов Своей семьи. Мы все являемся семьей Господа Кришны, ибо он есть изначальный отец всего. «Я отец, дающий семя» (ахам биджа-прадах пита ).[4] Но он также и разрушитель. В «Шримад-Бхагаватам» (6.12.12) говорится:

бхутаих сриджати бхутани грасате тани таих сваям

«Верховный Гсоподь Сам создает и Сам поглощает живые существа посредством других живых существ».

Арджуна думал, что сберечь жизнь родственников, обреченных на гибель Самим Богом, — благо. Но Кришна ответил, что его сострадание бессмысленно. Любое живое существо, великое или малое, приговорено к смерти порядком, установленным Всевышним. Почему же Арджуна беспокоился только о тех, кто стоял перед ним на Курукшетре?

Верховный Господь сказал: «Произнося эти слова, ты скорбишь о том, что недостойно скорби. Мудрые не скорбят ни о живых, ни о мертвых».[5]

Подумайте вот о чем: мы, которые спрашиваем, почему Господь уничтожает своих детей, забываем о том, что сами наслаждаемся этим уничтожением. Отождествляя себя с телом, мы являемся шишнодара-трипам — привязанными к гениталиям и чреву.[6] Услаждая гениталии, мы участвуем в созидании тел. Услаждая чрево, мы участвуем в уничтожении тел, потому что именно за счет поглощения тел других живых существ мы поддерживаем свою жизнь. И созидание, и уничтожение — работа Кришны, которую Он осуществляет через нас. Даже приверженцы абсолютного ненасилия, питающиеся испорченными фруктами, с каждым кусочком поглощают бесчисленное множество невидимых живых существ — микробов. Каждый наш шаг ведет к гибели множества невинных бессловесных существ у нас под ногами. Зажигая огонь, мы заживо сжигаем миллионы их.

В соответствии с этикой ложного эго «хорошим» является все, от чего я получаю удовольствие, а если что-то приносит мне страдание, оно является «плохим», и Господь тоже является «плохим», потому что он все устроил именно таким образом. Но на самом деле дурными являются мои намерения. Стремление к приятной жизни за счет других заслуживает наказания, и потому каждое эгоистическое действие, совершенное в этой жизни, по закону кармы влечет за собой расплату.

Повелитель всех живых существ беспристрастно устроил этот мир таким образом, чтобы его заблудшие дети могли исполнить здесь свои эгоистические желания. И потому, помогая каждому в осуществлении его желаний, Он создает и уничтожает живые существа. Но Он не имеет никакого отношения к удовольствию или боли любого из них, ибо он есть Высшая Трансцендентность. И мы тоже не имеем никакого отношения к удовольствию или боли любого из них, ибо Он есть Высшая Трансцендентность. И мы тоже не имеем никакого отношения к удовольствию и боли, потому что мы — искры Его трансцендентности. Наслаждение и боль материального тела испытывает не наше трансцендентное начало, а аханкара, ложная концепция нашей независимости от Господа. «Шримад-Бхагаватам» (11.13.29) гласит:

аханкара-критам бандхам атмано ’ртха-випарьяям
видван нирвидья самсара-чинтам турье стхитас тьяджет

«Ложное эго живого существа порабощает его и дает ему прямо противоположное тому, что оно желает. Поэтому разумный человек должен отбросить постоянную заботу о наслаждении материальной жизнью и оставаться в Боге, который превосходит деятельность материального сознания».

Кришна сравнивается с калпа-тару , деревом желаний. Он поместил нас в этот мир, где живые существа поедают друг друга, потому что мы хотели быть ишварой , повелителем. На самом деле единственным повелителем является Кришна. Мы должны желать пребывать в Нем как Его вечные слуги, а не стараться уподобиться Ему, играя с его энергиями. Когда мы пытаемся уподобиться Ему, Его энергии (пракрити, кала, карма и другие дживы) вступают в заговор для того, чтобы разрушить наши планы и навеки поработить нас. Чтобы избавить нас от этого удела, Господь является нам как духовный учитель, либо лично, как в случае с Арджуной, либо через посредство чистого преданного. Разумный человек учится у духовного учителя, как перестать попусту растрачивать энергии Кришны, а вместо этого помогать Кришне как ягье-пуруше , Наслаждающемуся жертвоприношениями, наслаждаться ими.

Кришна наставлял Арджуну принести жертву — участвовать в битве на Курукшетре — только ради того, чтобы доставить удовольствие Ему. В конце концов, в материальном мире мы все равно вынуждены сражаться и убивать. Сражение ради себя укрепляет узы, связывающие нас с материальным миром, но сражение ради Кришны освобождает от них. Далее, мы не собираемся участвовать в сражениях ради Кришны, потому что мы не кшатрии, как Арджуна. Но мы можем поучиться у Арджуны использовать все свои способности в служении Господу. Арджуна стал инструментом в руках Кришны. Воины, которые пали от его руки на поле битвы, расстались с жизнью в присутствии Господа на святой земле Курукшетры, чтобы обрести освобождение от повторяющихся рождений и смертей. Деятельность ради материального благоденствия, уходящая корнями в этику телесной концепции жизни, неспособна вырвать душу из самсары.

В 11-й главе «Бхагавад-гиты» Кришна являет Арджуне Свою вселенскую форму (Вишварупу), которая убеждает Арджуну пойти на принесение жертвы. Видя этот лучезарный образ Верховной Личности, небо, наполненное гигантскими руками и лицами, Арджуна в изумлении восклицает:

«О Повелитель повелителей, устрашающий Своим видом, поведай мне, кто Ты есть? Я в почтении склоняюсь перед Тобой. Будь милостив ко мне. Ты — изначальный Господь. Я хочу знать, кто Ты и какова Твоя миссия».[7]

Во вселенской форме Кришны, истинной форме Вселенной, нет ни «соответствия» с эгоистическим восприятием (пратьякшей ), ни «связи» с эгоистическими рассуждениями (ануманой ). Эта форма соответствует миссии Кришны и отвечает ей. По милости Кришны Арджуна увидел форму всего сущего без ограничений, накладываемых чувственным восприятием и умозрительными рассуждениями. После этого в начале 12-й главы Арджуна как разумный человек спрашивает, каким образом лучше всего поклоняться Господу.

ВОПРОС: Как может совершать жертвоприношения человек вроде меня, то есть человек, далекий от ведического знания?

ОТВЕТ: В наше время совместное пение святых имен Кришны — нама-санкиртана-ягья — заменяет все другие виды жертвоприношения и является наиболее действенным.[8]

Господь, наслаждающийся этой жертвой, есть Золотая Аватара, Шри Чайтанья Махапрабху — объединенная форма изначального Ишвары Шри Кришны и его изначальной дайви-пракрити , божественной супруги Кришны Шримати Радхарани. Где бы и когда бы преданные ни пели Его святое имя и не привлекали других людей к этому, Шри Чайтанья лично приходит по мосту жертвоприношений, чтобы раздать духовные дары — чистую любовь к Кришне (прему ).[9]

Этот дар полностью удовлетворяет ум и чувства преданного. Получив удовлетворение, ум и чувства в своем стремлении вкусить нектар единения с Господом становятся лучшими друзьями души. Это Вайкунтха, где ум, чувства и душа имеют одну цель — служить Кришне. Когда мы просто воздеваем руки, чтобы петь и танцевать в санкиртане, мы вступаем в Вайкунтху. Упрямство и одержимость, порожденные эмпиризмом, рационализмом и эгоистической этикой, отлетают прочь.

ВОПРОС: Является ли санкиртана столь же действенным жертвоприношением, каким были огненные жертвоприношения древних времен?

ОТВЕТ: Санкиртана-ягья настолько могущественна, что ее нельзя даже сравнивать с ягьями прошлого, которые проводились ради исполнения материальных желаний. Точно так же преданных санкиртаны нельзя сравнивать с приверженцами ведических ритуалов. В комментарии к «Шримад-Бхагаватам» (5.19.24) Шрила Прабхупада объясняет:

«В „Чайтанья-чаритамрите“ Кришнадаса Кавираджа Госвами говорит, что поскольку движение санкиртаны основано Шри Чайтаньей Махапрабху, каждый, кто совершает санкиртану ради того, чтобы удовлетворить Господа, достоин высшего признания. Такой человек обладает совершенным разумом, в то время как остальные увязли в невежестве материального существования. Из всех видов жертвоприношений, упоминаемых в ведической литературе, наилучшим является санкиртана-ягья. Даже сто жертвоприношений ашвамедха не может сравниться с санкиртаной».

Как и жертва, принесенная Арджуной на Курукшетре, санкиртана предназначена для трансцендентного блага всего мира. Арджуна освободил миллионы людей своим божественным оружием. Ныне миллионы людей идут к освобождению, повторяя Харе Кришна и распространяя книги Шрилы Прабхупады. Кришна Сам отождествляет Себя с этим видом жертвоприношения: ягьянам джапа-ягьо ‘сми — «Из жертвоприношений Я — повторение святых имен».[10]

Иногда люди ошибочно считают, что санкиртана, совместное пение святых имен, нарушает их покой, но это потому что она не укладывается в тесные рамки мрачных идеологий, подавляющих ум человека: механоморфизма, антропоморфизма, гуманизма, эгалитаризма, авторитаризма, мужского шовинизма, феминизма, скептицизма и т. д. Санкиртана-ягья опрокидывает все эти материалистические концепции и учит лучшей философии, дает разумный план счастливой жизни, созданный Самим Господом Кришной.

«Движение сознания Кришны предназначено для того, чтобы донести до людей (и познавать самим) точные наставления Верховного Господа. Для достижения этого мы будем постоянно проводить санкиртана-ягью и постоянно петь мантру Харе Кришна. Тогда в конце жизни мы наверняка сумеем вспомнить о Кришне, и цель нашей жизни будет достигнута».[11]

ВОПРОС: Действительно ли миссию Кришны на Курукшетре можно сравнить с миссией санкиртаны в Кали-югу? Арджуна отправлял воинов Кауровов в духовный мир. Санкиртана-ягья оставляет всех в их собственных телах вести земную жизнь. Разве пения мантры Харе Кришна достаточно для того, чтобы разрешить наши повседневные проблемы? Роль Арджуны в обществе как кшатрия была строго определена, и ему не приходилось думать о том, как платить арендную плату, как уберечь детей от неприятностей и как поладить с завистливыми соседями. А сегодня у всех нас столько обязанностей, что на одной санкиртане сосредоточиться просто невозможно.

ОТВЕТ: Движение санкиртаны, основанное Шри Чайтаньей Махапрабху, это несравненно больше, чем еженедельные киртаны на улице. Это несравненно больше, чем несколько книг, ходящих по рукам. Санкиртана — это юга-дхарма. Юга означает «век», санкиртана означает «совместное прославление», а дхарма означает «главная цель», «религия», «занятие» и «атрибут».

Главное занятие и неизменный атрибут нашего времени — массовая пропаганда, религиозная, научная, политическая, социальная, коммерческая и развлекательная. В век информации жизненный успех людей уже зависит от известности, рекламы, доступности средств информации, рейтинга, общественного мнения, железных дорог и самолетов и т. п. Все это — просто-напросто тень реальной санкиртаны. Если тень реальности может обеспечить существование миллионов людей во всем мире, то тем более это сможет сама реальность. Наша миссия, если мы решимся принять ее, состоит в том, чтобы извлечь реальность из тени. В этом нет ничего невозможного. На самом деле это движение к реальности ничто не может остановить, ибо таков план Самого Кришны.


[1] Шрила Прабхупада. «Шримад-Бхагаватам» (4.9.24. Комментарий).

[2] «Бхагавад-гита». 2.2.

[3] Шрила Прабхупада. «Шримад-Бхагаватам» (2.9.40. Комментарий).

[4] «Бхагавад-гита». 14.4.

[5] «Бхагавад-гита». 2.11.

[6] «Шримад-Бхагаватам». 11.26.3.

[7] «Бхагавад-гита». 11.31.

[8] В своем комментарии к «Шри Чайтанья-чаритамрите» (Ади-лила. 7.76) Шрила Прабхупада ссылается на «Бхакти-сандарбху» Шрилы Дживы Госвами, стих 284: «Шрила Джива Госвами утверждает, что сущность всех ведических мантр — это повторение святого имени Господа».

В «Шримад-Бхагаватам» существует не одно указание относительно того, что санкиртана является единственно действенной ягьей в век Кали. См. например 11.5.32, 36 и 12.3.45, 46, 51 и 52.

В комментарии к «Шримад-Бхагаватам» (4.7.41) Шрила Прабхупада пишет:

«В „Вишну-пуране“ говорится, что человек, приносящий жертвы Вишну, постепенно освобождается от рабства в материаль ном мире. Таким образом, единственной целью жизни должно быть удовлетворение Господа Вишну. Это и есть ягья. И лучшим из всех совершающих ягью является тот, кто, осознав Кришну, посвящает свою жизнь удовлетворению Кришны, источнику всех форм Вишну, кто каждый день поклоняется Ему и предлагает Ему прасад. В „Шримад-Бхагаватам“ ясно сказано, что в этот век, век Кали, единственным жертвоприношением (ягьей), которое может увенчаться успехом, является ягьяих-санкиртана праяих: лучшая форма жертвоприношения — это повторение мантры Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе. Все остальные ягьи совершаются перед Божеством Вишну, а эта ягья должна проводиться перед изображением Господа Чайтаньи. Это предписание дается в Одиннадцатой песни „Шримад-Бхагаватам“. Более того, санкиртана-ягья подтверждает, что Господь Чайтанья Махапрабху является ни кем иным, как Вишну: как много-много лет назад Господь Вишну явился во время ягьи Дакши, так и Господь Чайтанья явился в этом веке, чтобы принять от нас санкиртана-ягью».

[9] То, что Господь Чайтанья лично общается со Своими преданными, совершающими санкиртана-ягью в материальном мире, подтверждает «Шри Чайтанья-чаритамрита» (Мадхья-лила. 7.129):

кабху на бадхибе томара вишайя-таранга
пунарапи ви тхани пабе мора санга

«После этого Шри Чайтанья Махапрабху предложил брахману Курме: „Если ты будешь следовать этим указаниям, твоя материалистичная жизнь дома не помешает тебе духовно развивать ся. Поистине, если ты станешь следовать регулирующим принципам [повторяя святые имена Кришны], мы встретимся снова или, вернее, ты никогда не разлучишься со мной“».

[10] «Бхагавад-гита» 10.25.

[11] Шрила Прабхупада. «Шримад-Бхагаватам» (4.9.24. Комментарий).